Поиск

Отчет о проведенной Центром Миротворец спецоперации «Гейша», часть 3 («Балет»)

Выделение_073Во второй части отчёта об операции «Гейша» мы рассказали, к чему привело восстановление нашей «Гейшей» контроля над своим аккаунтом в соцсети «Одноклассники»: она подтвердила подлинность добытых нами сведений об артвооружении 1-й Славянской бригады. Теперь же мы, как обещали, расскажем, как заставили её это сделать: для решения задачи пришлось провести отдельную операцию «Балет«.

(Предупреждаем, текст нудный и длинный 🙂 )
Работая с контактами Елены Гейшторовой мы, понятно, в первую очередь интересовались её обязанностями по «служебной линии»: нейтрализация информаторов в наших тылах – задача в любом случае приоритетная. Ясно, что на других персонажей в этих условиях внимание обращали мало. Однако, в очередной раз подтвердилась истина о том, что в хорошем хозяйстве найдётся применение чему и кому угодно. В данном случае, «кем угодно» стала романтическая патриотка всего русского, и автор душещипательной дамской прозы, с романтическим псевдонимом «Ирэн Михар» (кому интересно – можете поискать её бессмертные творения, всё есть в интернете).

Ее псевдоним, разумеется, нигде не расшифровывался, таинственность соблюдалась изо всех сил. Ну, да мы на таких примитивных персонажах руку набили давно: начав с прочтения задом наперёд «фамилии» из её псевдонима, мы через 15 минут имели все нужные установочные данные.

Ирина Абсалямова, как и положено романтическим русским интеллигентам, Украину вообще и хохлов в частности люто ненавидит, Путина яростно боготворит, а о реальной жизни за забором своей дачи, цитируя классиков, «имеет примерно такое же представление, как слушательница хореографических курсов о сельском хозяйстве, предполагающая, что творог добывают из вареников». Сначала мы просто откладывали её поток сознания в «прочее», с намерением заняться когда-нибудь, а, скорее, никогда. Однако, руководитель Центра неизменно требует от коллектива максимально эффективной работы с информацией, потому решено было получить свой «шерсти клок» и с этой паршивой овцы.

Для начала, пространные пейзажности Абсалямовой использовались для сбора информации о том, кто из московской богемы, в нарушение украинского законодательства, посещал оккупированный Крым, въезжая не через официальные пункты пропуска, а также оказывал финансовую поддержку наемникам и боевикам. (многие уже в Чистилище).

Absalyamova1

Absalyamova2

Это поможет нашим властям в ходе подготовки следующих редакций санкционных списков, посвящённых «деятелям культуры и искусства»: пусть Пореченков осваивается в интеллигентном окружении отставных балерин и их престарелых подружек.

Странным, однако, выглядело вот что: на какой основе у мадам Абсалямовой с Гейшторовой возникло подобное воркующее взаимопонимание? В самом деле — что может быть общего у «институтки», всю жизнь порхавшей в столичной гуманитарной богеме и не державшей в руках ничего тяжелее карандаша, и Гейшторовой – убийцей, ни в грош не ставящей «соратников» (своих агентов на нашей территории она без колебаний отдала в когти СБУ просто ради своего спокойствия – см. предыдущую часть), и славящейся садизмом даже среди сотрудников т.н. МГБ террористической организации «днр» (об этом достаточно свидетельств от пленных и перебежчиков)?

Absalyamova3
Тут мы снова окунулись в дебри прикладной психологии, и в результате сделали следующий вывод:

Абсалямова воплотила идеал судьбы Гейшторовой: всю жизнь не иметь других забот, кроме саморекламы, при этом обладать доходами заметно выше среднего. Ну, и, понятное дело, держать при себе мужика-идиота, который весь этот карнавал оплачивает: в поисках своего Исмаила Абсалямова Гейшторова сменила кучу мужчин, но неудачно. Прикосновение же к идеалу закономерно генерирует сильные эмоции: в нашем случае – ярко выраженную привязанность. Это стало ключевым моментом в финальной фазе операции «Балет».

После перехода от простого чтения переписки  Гейшторовой к переписке от её имени, в русле пожеланий руководителя Центра, мы постепенно стали пристраивать Абсалямову к делу. Через некоторое время она, будучи свято убежденной, что помогает «борцам с хунтой», на самом деле помогала нашим людям; разумеется, за счёт своего мужа-бизнесмена.

Absalyamova4

Но, как было неоднократно замечено, все достоинства являются проекцией недостатков. Как ни желали мы продолжения плодотворного сотрудничества, ему пришёл конец: патриотический угар довёл Абсалямову до мысли о необходимости лично съездить в ДНР. Разумеется, для обозрения бесчинств, творимых укробандеровским жидосотоНАТОм, и последующего написания разгромной прозы в формате дамского романа.

Absalyamova5

Absalyamova6

Поначалу мы пытались внушить ей мысль о несвоевременности поездки, пугали неустроенностью быта молодых республик и бюрократическими рогатками. Но Ирина была непреклонна, как башенный кран, и целеустремлена, как «Першинг-2», чем обещала создать немалые неудобства:

Absalyamova7

Однако, как раз в этот момент возникла необходимость заставить Гейшторову самостоятельно вернуть контроль над каналами связи с агентурой (см. предыдущую часть отчёта), и это вынудило нас взглянуть на ситуацию с Абсалямовой с другой стороны: «кто нам мешает – тот нам и поможет».

Что может заставить Гейшторову «рыть землю» в деле восстановления контроля над аккаунтом в «Одноклассниках», которым она решила пожертвовать несколько месяцев назад? Разумеется, необходимость оправдаться. Оправдаться перед кем-то, чьё мнение катастрофически важно; при этом, как показал ход событий, это не «боевые товарищи» — их судьбой Гейшторова готова пожертвовать в любой момент; попросту говоря, она к своим информаторам относится, как и положено «пламенному чекисту»: как к достаточно дешевому расходному материалу. Другое дело – человек, с которым возник глубокий психологический контакт и сильная, ярко выраженная привязанность. Ради мнения таких людей часто сворачивают горы, и тут у нас появлялись некоторые шансы. Потому было решено сменить риторику, и начать демонстрировать щенячий восторг в ожидании встречи, а также обещать молочные реки, кисельные берега, и прочие атрибуты статуса, на которые столь падка литературная тусовка, вплоть до творческого вечера с банкетом в доме приёмов т.н. МГБ.

Absalyamova8

Расчёт был такой: подогретое обещаниями и радужными перспективами, светило салонной прозы с суровой решительностью отправится в Горловку. Где её вовсе не ожидают букеты и окрестр, а, напротив, предстоит прибытие на автовокзал незадолго до начала комендантского часа, отсутствие наличных денег и работающих банкоматов, а также внятных документов при достаточно подозрительном экстерьере. Мы были уверены, что общение с людьми непростой судьбы из числа военных патрулей и нахождение «на подвале до выяснения» доставят Ирине, в кои-то веки попавшей в реальную жизнь, массу ярких переживаний. В свою очередь, эти переживания не позволят ей (а особенно – её мужу) спустить историю на тормозах после возвращения из зоны контроля «наших ребят». Абсалямова так или иначе свяжется с Гейшторовой, и вызовет у той непреодолимое желание оправдаться. А оправдаться можно, только показав, что «вместо меня писали проклятые укропы» – т.е. вернув контроль над каналом связи через Одноклассники и продемонстрировав переписку, происходившую после его потери.

Что ж, Абсалямова выехала в Горловку, а мы отредактировали переписку с агентурой в описанном в предыдущей части ключе, и принялись ждать. Ждать пришлось долго: вместо запланированных суток-двух, поездка затянулась на десять. Но, наконец, мы увидели, что «Ирэн Михар» снова на связи. Собрав в кулак весь наличный цинизм, мы сделали финальный шаг, от которого зависел успех «Балета»:

Absalyamova9

Этого оказалось достаточно. Гейшторова получила пинок нужной силы, приложила всю возможную энергию (судя по всему, выпросив помощь у своих кураторов из российских спецслужб), и через пару десятков часов наш пароль к её «Одноклассникам» перестал срабатывать. Что было дальше – знают все, читавшие предыдущую часть этого отчёта. Сведения из почтового ящика Гейшторовой оказались настоящими, были опубликованы, и включены в состав документов, доказывающих российскую агрессию в международных инстанциях.

Остается лишь искренне поблагодарить мадам Ирэн Михар и ее супруга Исмаила Абсалямова за помощь в нашей нелегкой, но нужной для Украины работе. Как говорят у нас на Бандеровщине: героям – слава.

Помочь борьбе с российской агентурой? Это легко.

WebMoney:
WMU: U027577358432
WMZ: Z956656475948
WMR: R988717593155

PayPal [email protected]

 

Продолжение: операция «Апостолы».